mr_bison (mr_bison) wrote,
mr_bison
mr_bison

Categories:

Новая глава "Миррского цикла", "Гуманитарная помощь". Ч37. Конец.



- Скажите, - корреспондент журнала «Красота природы» строго посмотрел на Семченко, - Вы отдаете себе отчет, что навязываемое вами аборигенам Сараста сельское хозяйство полностью разрушит их самобытную культуру? Забудутся древние обычаи и традиции. Умрут наречия. И рано или поздно Сараста не станет. Возникнет еще одна штампованная технократическая планета. Серая и обыденная. И если это не смерть цивилизации, то что тогда?
- Смерть цивилизации? Самобытности будет мало? – Семченко как туча мрачнел на глазах, - Ну-ну. Я видел много таких борцов за самобытность. Они считают, что племена, живущие на первобытном уровне, созданы для того, чтобы можно было слетать в отпуск со своей уютной планетки, насыщенной всеми благами цивилизации, и сфотографироваться с такими экзотичными и милыми аборигенами. Для них это не люди. Это животные в зоопарке, единственным смыслом существования которых является развлечение посетителей – чтоб красиво с копьями вокруг костров скакали. А такие вещи как уровень жизни, медицина и прочее это только для цивилизованных.
- Вы только забыли спросить мнение самих аборигенов! – возмутился журналист, - Запросто может оказаться, что культура и традиции их предков для них важнее побрякушек цивилизованного мира!
- Не забыли, - пожал плечами Семченко, - Судя по тому, что никто еще на Сарасте не отказался от гуманитарной помощи и того, что вы называете «побрякушками цивилизованного мира», жители планеты прекрасно умеют расставлять приоритеты. Но иногда традиции предков берут верх, да. Не без помощи таких как вы. Несколько лет назад один из мелких кланов Сараста относящийся к племени Чивук осел на Триамее, входящей в Содружество Демократических Планет. Они получили известность исполняя ритуальные танцы и песнопения, отгоняющие злых духов. Ролик случайно попал в сеть и понеслось. Теперь они миллионеры и полноправные граждане цивилизованной планеты. Но не забывшие своих корней, ага. Когда выяснилось, что 11-летняя дочь главы клана заражена опаснейшей прионной инфекцией, родители отказались от терапии в клинике.  Терапии, дающей 90%-ю вероятность успеха. Они предпочли лечить дочь отварами трав и молитвами, как завещали духи предков [1], а не всякой гадкой химией и генно-модифицированными бактериями и вирусами. Врачи пытались в судебном порядке вернуть девочку на лечение, но проиграли суд. Ведь культура и обычаи так важны. Важнее жизни маленькой девочки. И она умерла. Таких случаев полно [2]. Так что знаете, плевать я хотел на подобную культуру и традиции! Я…

- Ты, ты и ты, - ткнул пальцем Чаттер, - И ты, Стас, идете со мной в центр контроля безопасности здания. Вы пятеро захватываете Графа и Перуччи. Они сейчас в комнате связи восточного крыла здания. Остальные к черному входу. Как только раздается взрыв, убираете охрану и пускаете остальных с нормальным оружием. Вопросы?
- А Графа с…? – начал один из бойцов.
- Только живьем! - отрезал Чаттер.
- Понятно.
- Тогда пошли.

Симона спокойно смотрела на направленные в ее сторону револьверы.
- Граф с Перуччи еще живы? – спросила она, после долгой паузы.
- Это сейчас неважно, - ответил Чаттер, - Я знаю кто вы и на что вы способны. Так что очень-очень медленно поднимите руки, отойдите к стене и повернитесь к нам спиной. Будьте благоразумны. У нас полное тактическое преимущество. Зачем лишние и никому не нужные жертвы?
- У меня всегда были проблемы с благоразумием, - печально усмехнулась Симона, - Иначе бы я выбрала другую профессию.
Грянул взрыв, казалось, сотрясший весь павильон до основания.
В то же мгновенье Симона рванулась вперед. Загремели выстрелы. Спустя секунду в живых в комнате остался только Чаттер. Симона и три его бойца вповалку лежали на полу. На лице у Симоны застыла все та же печально-ироничная улыбка. Из уголка ее рта медленно текла кровь.
- Стас, - позвал Чаттер, - Заходи и займись пультом. Все охранные системы должны быть переключены на мой искин. Приступай, - не говоря больше ни слова, он вышел из комнаты.

- Я давно слежу за всеми выступлениями ученых так или иначе связанными с Сарастом, - не тая иронии, обратился к Семченко корреспондент гуманитарного инфо-канала «Новое общество» Питер Вортс, - Такое впечатление, что господ Норски, Поллита и вас господин Семченко клонировали в одной и той же лаборатории и хоть внешне вы различаетесь, мыслите и говорите вы абсолютно одинаково. Вы абсолютно одинаково излагаете свои тезисы. Одинаково их аргументируете. Даже интонации и шутки во время выступлений у вас одинаковые. Такое впечатление, что вашими устами говорит один и тот же человек. У вас есть этому какое-то объяснение, кроме глобального, - Вортс усмехнулся, показывая, что он шутит, - заговора?
- Разумеется есть, - улыбнулся Семченко в ответ, - И очень простое. Скажите, сколько верных ответов существует на вопрос о значении выражения два плюс два?
- Один, я полагаю. И ответ, разумеется, четыре.
- Именно! Один. А вот число неверных ответов бесконечно. Так и в этом случае. Когда люди пользуются логикой, научным методом и здравым смыслом они при одинаковых предпосылках приходят к одинаковым выводам. И становятся похожими друг на друга. Зато любой фрик при желании может блистать своей особенной ни на что не похожей гранью идиотизма. Вот уж где раздолье для индивидуализма. Ведь способов заблуждаться бесчисленное множество. Как бессчетно и множество неверных ответов на то, сколько будет два плюс два. Поэтому…
Взрыв заглушил слова Семченко. Люди повскакивали со своих мест и тут же в лекционный зал ворвались вооруженные террористы. Один из них выстрелил несколько раз поверх голов и скомандовал.
- Всем сесть на свои места! Руки за голову! Глаза закрыть! Любой, кто дернется – труп!
- Сохраняйте спокойствие, и никто не пострадает! – добавил другой.

Аккуратно переступив через трупы охранников возле двери, Чаттер вошел в кабинет. Спеленатые по рукам и ногам и привязанные к креслам Граф и Перуччи подняли на него глаза.
- Здравствуйте, господин старший дипломатический советник, - вежливо поздоровался он.

Захват заложников на Сарасте
«Да» - подумал Перуччи – «Это конец. Но дело было хорошее». Он снова скосил глаза на окровавленный труп Графа в углу комнаты – «Эх, советник, советник». Перуччи перевел взгляд на Чаттера. Тот разглядывал его как профессиональный энтомолог редкое смертельно ядовитое насекомое.
- Интересно, что должно быть в душе у человека, убившего столько невинных нерожденных детей? – будто обращаясь будто к самому себе спросил он.
- Ну уж рожденные и повзрослевшие это скорее по вашей части, - хрипло рассмеялся Перуччи.
Чаттер не удостоил его ответом. Он повернулся к своим людям и скомандовал – «Готовьте связь» - после чего вышел из комнаты. Один из боевиков вернулся к передающей аппаратуре, а другой подошел к трупу советника и принялся рыться в его одежде.
Граф воздел вверх свои окровавленные руки и с тихим хрустом свернул террористу шею. Затем оттолкнувшись от пола спиной вскочил на ноги и прыгнул на второго. Миг и все было закончено. Граф вытащил у одного из убитых нож и освободил адвоката.
- Интересно, - мрачно заявил Перуччи разглядывая следы от пуль на груди советника, - Я не слишком силен в медицине, но сдается мне дырка аккурат в том месте, где у людей расположено сердце как правило их убивает. Вот и возникает у меня вопрос, то ли это начало так долго ожидаемого гиками зомби-апокалипсиса, то ли вы сейчас прочитаете мне проповедь и быстренько вознесетесь на небеса.
- Это не… - начал было Граф, но тут дверь распахнулась и на них ошарашенно уставился один из боевиков.
Перуччи, мгновенно ткнул его в кадык костяшками пальцев, а когда тот захлебнувшись кровью рухнул лицом вниз, добил его, сломав ударом ноги шейные позвонки. Затем, присев на корточки, он подобрал плазменную винтовку убитого.
- Я не рассказывал, как я получил миррское гражданство? – осведомился Перуччи у советника.
- Я читал ваше досье. Вербовка в миррскую армию. Отряд особых операций. Две боевых награды первого класса, - Граф вернулся к остальным трупам и тоже подобрал одну из винтовок, - Сейчас ваши прошлые таланты придутся весьма кстати.
- Жаль я не умею воскресать, как некоторые, - буркнул адвокат, - Это тоже пришлось бы весьма кстати.
- Установите себе генно-модифицированную систему регенерации, бронированный скелет полностью защищающий грудную клетку и череп, пару другую имплантов и - сможете.
Перуччи, хотел было заметить, что стоимость столь масштабной генной модификации организма потянет на годовой бюджет небольшого государства, а Граф хоть дипломат и весьма авторитетный, но с виду на небольшое государство никак не похож, но передумал и оставил свои сомнения при себе.
- Что будем делать? – спросил он.
-  Группа «Белое копье» Дерека Булатова вероятно уже в пути. Я свяжусь с ними, и они выдвинутся к черному входу. Мы пойдем туда, пристрелим охрану, впустим их и будем любоваться тем, как они преобразуют живых террористов в неживую материю, - Граф оглядел свой заляпанный кровью дорогой костюм и поморщился.
- Звучит просто, - хмыкнул Перуччи.
- С некоторых пор я перестал любить сложные планы, - угрюмо ответил Граф.

Семченко ерзал в кресле, которое явно было ему маловато. В презентационном зале осталось только трое террористов. Впрочем, этого было абсолютно достаточно, чтобы вмиг устроить бойню, отправив на тот свет не менее полусотни человек. Один из боевиков подошел к Семченко.
- Знаете, - робко начал он, - Я ваш поклонник. Я следил за тем скандалом. Вы не сдались этим проклятым феминисткам. Сразу видно, что вы мужчина, а не баба.
Семченко много чего мог бы сказать по поводу этого. Например, что его жена Зула сама фактически воплощение здравого феминизма, а террористы, строящие из себя альфа-самцов, внушают ему отвращение, но благоразумно решил умолчать об этом.
- Спасибо, - только и ответил он.
- Я…
Из-под потолка раздались выстрелы со штурмовых мини-дронов. Двое из террористов были убиты мгновенно. Стоящий перед Семченко ранен. Он рефлекторно нажал на спусковой крючок и зацепил выстрелом Семченко. Едва-едва. Чуть задев его руку. Затем винтовка выпала из ослабевшей руки террориста.
«Ты повредил мою татуировку» - зловещим тихим шепотом констатировал Семченко. «Повредил ее!» - взревел он будто раненый медведь. Он вскочил на ноги и схватив террориста за грудки поднял перед собой так, словно тот имел вес не больше пушинки.
Вломившийся в зал спецназ ошарашенно наблюдал как здоровенный бородатый мужик точно тряпичную куклу трясет в своих руках и методично бьет в переносицу своей огромной головой давно потерявшего сознание террориста.
«Ты!» - удар – «Повредил!» - удар – «Мою!» - удар – «Татуировку!».

- Вы нашли его? – спросил советник у Дерека Булатова.
- Да.
- Убит?
- Ранен. Я тут подумал, может захотите с ним поговорить. Напоследок.
Граф повернулся к Перуччи.
- Пойдем?
- Пойдем, - согласился Перуччи.

Чаттер полулежал в коридоре прислонившись спиной к стене. Его куртка промокла от крови. Граф и Перуччи встали перед ним, молча разглядывая его.
- Чтоб вы знали, - тихо прерывающимся голосом сказал Чаттер, - Я ни о чем не жалею.
- Разумеется, - кивнул Граф.
Чаттер проигнорировал его и повернулся к Перуччи.
- Скажи мне, детоубийца… Скажи мне… Ты видел когда-нибудь мертвых детей? Убитых. Изувеченных. Чьи тела разорваны в клочья ракетой. Это тебе не убивать нерожденных даже не глядя на них…
- Видел, - ровным голосом ответил Перуччи, - Сотни тысяч. В концлагере «Цветущая сакура» в системе Мидори. Там были целые грузовые поезда полные трупов детей. Лаборатории, в которых их медленно убивали в исследовательских целях. Заводы, где из них получали белок. Я очень многое видел. И все это я увидел потому, что один ублюдок распустил сопли и слил прессе пленку с записью последствий попадания ракеты в мидорийскую школу. Поднялся шум. Операция по освобождению Мидори была свернута. Следующая, в которой участвовал я, началась только через два года. За это время в системе Мидори в результате геноцида было уничтожено около восьмисот миллионов человек, - адвокат отвернулся от Чаттера и спросил у Графа, - Он вам живым нужен?
- Нет, - пожал плечами советник.
- Хорошо, - кивнул Перуччи и выстрелил Чаттеру в голову.
- Нам еще в центр связи нужно, - вздохнул Граф, - Доложить о частичном срыве операции. Я… - тут его внимание привлекло нечто поблескивающее на груди у Чаттера. Он наклонился и увидел, что на шее у того на тонкой цепочке висит дешевое детское колечко из светящегося пластика.

- Мы еще не все тут зачистили, - предупредил Графа Дерек.
- Ничего, уж я как-нибудь справ…
Прогрохотал выстрел, и пуля сбила Графа с ног. В дверном проеме стоял Стас судорожно сжимая револьвер. Он в забытьи все нажимал и нажимал на спусковой крючок, но раздавались лишь тихие щелчки. Заряды закончились.
- Да что ж за день сегодня такой! - прохрипел советник, снова вставая на ноги.
Дерек поднял винтовку.
- Не стреляйте! - закричал Стас, в ужасе бросив пистолет на пол, - Я без оружия! Я никого не убивал! Я просто… Просто хакер!
- Как ты попал к Чаттеру? – спросил, вздохнув, Граф.
- Он… Он вытащил меня от компрачикосов.
Выражение лица старшего дипломатического советника неуловимо изменилось.
- Кто-нибудь еще об этом знает? – спросил Граф.
- Только Буч. Но он… Вы его…
- Понятно, - кивнул советник. И неожиданно выстрелил подростку в голову, - На смертную казнь с вероятностью процентов под восемьдесят он уже заработал. Терроризм — это не шутки, - пояснил он ошарашенному Перуччи, - А еще меньше чем толкающий речи на суде живой Чаттер нам нужен объявляющий его спасителем и героем подросток. Не забывайте на кону миллионы жизней обитателей Сараста и не только его.
- И мои гонорары, я так понимаю? – мрачно уточнил Перуччи.
- И ваши гонорары, - спокойно подтвердил Граф, - Кстати, этот паренек был хакером. А значит обязательно имел сетевой бэкап своей личности. Так что фактически он жив. И даже теоретически бессмертен. Умерла только его физическая телесная оболочка. Ну и несколько последних часов его памяти.
- У меня тоже есть бэкап, - хмыкнул Перуччи, - Как я уверен и у вас, да и почти у каждого на Мирре. Но что-то я за собой страстного желания умереть и переселиться в вирт не наблюдаю. И не могу сказать, что я в этом одинок, - Граф лишь пожал в ответ плечами, - Вы это… - обратился, помолчав, Перуччи к советнику, - Если вы когда-нибудь решите, что я стою у вас и счастья Мирры на пути – вы мне просто скажите. Хорошо? И я тут же отойду в сторону.

Спустя 173 дня после захвата заложников на Сарасте по стандартному галактическому времени
Во дворце было прохладно. Стас, попивая бесценное эрукайское вино, возлежал на ложе усыпанном лепестками роз. Пара наложниц массировали ему ноги. В опочивальню вошла эльфийка МиЭррин. Глава его личной стражи.
- К вам посетитель мой господин, - обратилась она к нему встав на одно колено.
- Зови, - благосклонно кивнул Стас в ответ.
Золотые врата распахнулись, и Стас увидел визитера. В закрытом полном доспехе самурая. Каких в сконструированном им мире быть просто не могло.
Самурай хмыкнул.
- Фэнтези? Серьезно? Драконы, принцессы и прочая хрень?
- Ты… Ты стиратель? – дрогнувшим от ужаса голосом спросил Стас. Среди хакеров давно ходили разговоры, что у Мирры существует своя секретная сетевая служба. Они находят тех, кто навсегда ушел в вирт и стирают. Чтобы никто не мог скрыться даже там.
- Нет, - усмехнулся самурай, - Я Миямото Мусаси. И ты отныне принадлежишь мне. У меня на тебя свои планы.


[1]Blackwell, T. (2014) Aboriginal woman has right to take cancer-stricken daughter out of chemotherapy, judge rules. National post.
[2]Walker, C. (2015) Makayla Sault, girl who refused chemo for leukemia, dies. CBC News.

Tags: миррский цикл
Subscribe

promo mr_bison january 3, 2014 19:36 10
Buy for 20 tokens
Здесь могла бы быть ваша реклама и тыды... Никакой нацистской или коммунистической пропаганды. Соответствие уголовному кодексу Украины и Германии.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments